ГлавнаяАктуальноГубернияЗемлякиАвтопанорамаОбразованиеКультураПравославиеЗдоровьеСпортПравопорядок
СОЦСЕТИ

СТРАТЕГИЯ

МЫ ВМЕСТЕ

СТРАТЕГИЯ

ПАМЯТКА

CЛУЖБА ЗАНЯТОСТИ


ОФИЦИАЛЬНЫЕ САЙТЫ
Официальная группа газеты "Рабочая Балахна" ВК
Официальный сайт администрации Балахнинского района
Официальная группа администрации Балахнинского района ВК
УСЗН Балахнинского района
Балахнинский музейный историко-художественный комплекс
Отдел вневедомственной охраны г. Балахна
Городской портал Балахна.РУ

Добро пожаловать на сайт газеты "Рабочая Балахна" (16+)


Архив статей:

13:01 16.04.2011| Земляки | Версия для печати

Он служил на “К-3”. Памяти друга и его корабля

7 апреля 1989 года – день гибели многоцелевой атомной подводной лодки “К-278” “Комсомолец” в Норвежском море.
7 апреля объявлено на Военно-Морском флоте днем памяти всех погибших при исполнении своего воинского долга подводников страны. В этот день я тоже скорблю и вспоминаю тот осенний день сорок три года назад, когда останки моего друга Петра Иосифовича Юзефовича и его боевых товарищей скрыла братская могила в далеком Заполярье. Тогда вся Западная Лица собралась проститься с погибшими моряками героической подводной лодки “К-3” “Ленинский комсомол” – первенца отечественного атомного подводного флота. Из истории К-3 9 сентября 1952 года И.В. Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР “О проектировании и строительстве объекта 627”. Объект позднее стал проектом 627 создания первой атомной подводной лодки. В Москве в обстановке чрезвычайной секретности начались проектные разработки нового корабля и его энергетической установки.
Масштабная разработка опытной АПЛ 627-го проекта, получившая шифр “Кит”, весной 1953 года была передана Ленинградскому ОКБ-143 (сейчас это ПКБ “Малахит”). В мае 1954 года завершились работы над техническим проектом. К участию в программе были допущены военно-морские специалисты, которые указали на многие недостатки и слабые стороны проекта, что привело к внесению в проект ряда радикальных изменений. В связи с этим лодка по своему назначению (нанесение ядерных ударов по приближенным объектам на территории “потенциального противника”) была переориентирована на борьбу с боевыми кораблями и транспортами противника.
Первый корабельный реактор был смонтирован в г. Обнинске в 1954 году. В то время это был самый мощный атомный реактор в мире и предназначался для атомного ледокола “Ленин”. Пуск “лодочного” реактора состоялся 8 марта 1956 года.



Торжественная церемония официальной закладки лодки прошла 24 сентября 1955 года. Через два года, 9 августа 1957 года, она была спущена на воду, а 14 сентября была произведена загрузка атомных реакторов топливом. 3 июля 1958 года подлодка, получившая тактический номер К-3, вышла в Белое море на ходовые испытания. 4 июля в 10 час. 03 мин. впервые в истории отечественного флота для движения корабля была использована атомная энергия. Испытания закончились 1 декабря 1958 года. В ходе испытаний мощность реакторов была ограничена – 60 процентов от номинальной. Но при этом была достигнута скорость 23,3 узла, что на 3 узла превысило расчетную величину. В январе 1959 года К-3 была передана флоту для опытной эксплуатации, которая закончилась в 1962 году. После чего АПЛ стала полноценным боевым кораблем Северного флота и сразу же приступила к освоению арктического театра боевых действий. Первым командиром К-3 был капитан 1-го ранга Л.Г. Осипенко. Под его командованием в первый же год действий К-3 прошла под арктическим льдом первые 260 миль. За этот подвиг и за освоение новейшей техники капитан был удостоен звания Героя Советского Союза. Еще 1959 году командованием Северного флота было принято решение организовать поход одной из атомных подлодок в районы Северного полюса. Американцы уже докладывали всему миру о покорении Северного полюса, открыто расхваливали свою первую атомную субмарину “Наутилус”, введенную в строй в сентябре 1955 года. Нашей стране был необходим достойный ответ соперникам. В отличие от “Наутилуса”, К-3 была создана сразу боевым кораблем. В длину она была 107,4 м, имела 9 отсеков, глубина погружения составляла 240 м, скорость - 26 узлов. На вооружении корабля было 8 торпедных аппаратов с боекомплектом 20 торпед. Численность экипажа насчитывала 104 человека. Личный состав первого атомного крейсера отличался высокой выучкой и сплоченностью, уже имел опыт подледного плавания. В июле 1962 года атомная подводная лодка К-3 под командованием капитана 2-го ранга А.М. Жильцова (бывшего старпома корабля) вышла в море. Экспедицию возглавлял командующий Первой флотилией атомных подводных лодок Северного флота контрадмирал А.И. Петелин. Поход к Северному полюсу продолжался десять дней (11-21 июля 1962г.).
17 июля 1962 года в 6 час. 05 мин. лодка достигла Северного полюса. Атомоход после 86-й параллели до Северного флота шел по счислению, так как гирокомпасы перестали показывать истинный курс корабля. Глубина под килем - 4115 м, толщина льда – 4,5 м, температура забортной воды - минус 2 градуса по Цельсию. Прошли еще полтора часа – ни единой полыньи. Пришлось ложиться на обратный курс. К большому для всех огорчению, на полюсе не оказалось даже трещинки, пришлось искать полынью где-то поблизости. Вскоре нашли разводья и всплыли. Моряки группками сходили на лед и четыре часа знакомились с Арктикой. На льду установили государственный флаг страны, на фоне которого и сфотографировались. В спортивном зале базы Гремиха в торжественной обстановке были вручены награды Родины. Звания Героя Советского Союза были удостоены: контр-адмирал А.И. Петелин - руководитель похода, капитан 2-го ранга Л.М. Жильцов - командир АПЛ, и капитан 2-го ранга Р.А. Тимофеев - командир БЧ-5. Остальные члены экипажа получили ордена и медали. Вскоре атомоходу было присвоено почетное наименование “Ленинский комсомол”. После освоения Северного полюса К-3 встала на модернизацию.
Вот на такую знаменитую подводную лодку и попал служить в 1964 году мой друг Петя Юзефович. С этим скромным и застенчивым парнем из г. Жданова я сразу как-то быстро сблизился, и у нас зародилась дружба. Наши койки в казарме стояли рядом, и все восемь с половиной месяцев учебы в учебном отряде Северного флота мы сидели за одной партой. Помогали друг другу в изучении устройства систем и механизмов атомной подводной лодки, вместе учились бороться за живучесть корабля, ходили в увольнение, делились своими скудными приобретениями во флотском ларьке. В то время, в самом начале службы, когда вокруг еще чужие люди, строгие порядки в казарме – настроение на нуле, хоть плачь. И вдруг появляется рядом хороший и добрый человек, который может поддержать в трудную минуту, подбодрить. Как сейчас помню, в тот момент я как будто обрел второе дыхание, служба не стала казаться адом, появилась уверенность в себе, стало все получаться. После окончания учебного отряда меня оставили в г. Северодвинске и назначили на новостроящуюся атомную подводную лодку 675-го проекта, а Петр вместе с основной массой курсантов уехал служить на действующий подводный флот. Связь поддерживать было невозможно, так как, кого куда распределили, было неизвестно. Обстановка в мире тогда была очень напряженная, “холодная война” шла в полном разгаре. Американские атомные подводные лодки беспрестанно дежурили возле наших военно-морских баз. Несмотря на такую блокаду со стороны США и НАТО, наши подводники неукоснительно и успешно осуществляли боевое дежурство в наиболее уязвимых местах в обороне “потенциального противника”.
Наступил 1967 год, пошел четвертый, последний год нашей службы. Наша подводная лодка К-47, где я служил старшиной команды машинистов трюмных, всю весну и начало лета находилась в море. То выходили в полигоны стрелять новыми ракетами и торпедами, то отправлялись в Атлантику условно атаковать ракетами военно-морскую базу США, расположенную на южной оконечности Гренландии, то отрабатывали резервный экипаж.
И вот по окончании этой работы, вдруг, выйдя из камбуза в Малой Лопатке, я встречаю Петю Юзефовича. Радости не было конца. От него я узнал, что он служит на К-3 “Ленинский комсомол”, что уже несколько раз побывал в “автономке” – автономном боевом дежурстве в Ледовитом океане, что стоят они в Большой Лопатке. Мы встречались несколько раз. Я был у него в гостях в кубрике, и он приходил ко мне. Разговаривали, строили планы на гражданке после демобилизации. Прошло совсем немного времени, как вдруг приходит ко мне в казарму Петр и с печалью начинает рассказывать, что К-3 собирается в очередную “автономку”, и их новый командир принял решение направить в море весь экипаж, включая всех “годков”. До дембеля оставалось 2-3 месяца, а тут – “моря”. Я искренне посочувствовал ему. Видимо, сердце друга предчувствовало беду.
Атомная подводная лодка К-3 “Ленинский комсомол” возвращалась с боевого дежурства. 30 августа в Норвежском море в подводном положении, когда основная часть экипажа отдыхала, произошло воспламенение гидравлики в первом отсеке. Пламя мгновенно охватило весь отсек, где находились 28 подводников. Командир первого отсека успел доложить по громкоговорящей связи, что горит трюм первого отсека. При открывании переборочной двери во второй отсек, где находились еще 10 человек, пламя перекинулось и туда. Пожар во втором отсеке продолжался не более двух минут, после чего прекратилась связь. При попытке приоткрыть переборочную дверь из третьего отсека (центрального поста) во второй, мгновенно в центральный пост проникло огромное количество угарного газа. Весь личный состав центрального поста потерял сознание, кроме боцмана Луня. Он в полуобморочном состоянии сумел продуть цистерны главного балласта, и лодка аварийно всплыла в надводное положение.
Боцман нашел в себе силы вытащить командира на мостик корабля и привести его в чувство. Потом передали радиограмму об аварии. В центральном посту четырнадцать человек получили отравление, один из них смертельное. Аварийная подводная лодка своим ходом пришла на базу в Большую Лопатку. Среди погибших был и Петя Юзефович, его боевой пост находился в первом отсеке. Восемнадцать “годков” на К-3 навсегда ушли в свой последний боевой поход.
Весть об аварии мгновенно разлетелась по флоту. Хоронили подводников в городке Заозерный в братской могиле рядом с воинами, погибшими в Великую Отечественную войну. Я лично обратился к своим командирам, чтобы меня послали к матери Пети, но мне отказали, мотивируя тем, что я не смогу в деликатной форме повести разговор о гибели сына и что они будут посылать к родственникам только офицеров.
Ну а нам оставалось дождаться приказа на демобилизацию, получить в строевой части проездные документы и предписания, по пути домой зайти на братскую могилу, поклониться погибшим и разъехаться по своим родным местам.
Первенец атомного подводного флота был отремонтирован и до 1991 года нес боевую службу наравне с другими кораблями Северного флота.

Л. МАРТЫНОВ, мичман запаса
На снимке: П.И. Юзефович, К-3.

Поделиться:


* вверх страницы *
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


НАЦПРОЕКТЫ
Глеб Никитин провел рабочую встречу с главой Российского экологического оператора Денисом Буцаевым
Нижегородцев приглашают к участию во Всероссийской акции по сбору макулатуры #БумБатл
Нижегородских социальных предпринимателей приглашают принять участие в межрегиональном форуме «Добрый бизнес»

ПРОЕКТЫ РБ
Видеоприложение


Литературная страница
АрхивРекламодателямО газетеПодпискаПолитика ОПДКонтакты
© МБУ "Редакция газеты "Рабочая Балахна"
При перепечатке материалов c сайта гиперссылка Рабочая-Балахна.РФ обязательна