ГлавнаяАктуальноГубернияЗемлякиАвтопанорамаОбразованиеКультураПравославиеЗдоровьеСпортПравопорядок
СОЦСЕТИ

СТРАТЕГИЯ

МЫ ВМЕСТЕ

СТРАТЕГИЯ

ПАМЯТКА

CЛУЖБА ЗАНЯТОСТИ


ОФИЦИАЛЬНЫЕ САЙТЫ
Официальная группа газеты "Рабочая Балахна" ВК
Официальный сайт администрации Балахнинского района
Официальная группа администрации Балахнинского района ВК
УСЗН Балахнинского района
Балахнинский музейный историко-художественный комплекс
Отдел вневедомственной охраны г. Балахна
Городской портал Балахна.РУ

Добро пожаловать на сайт газеты "Рабочая Балахна" (16+)


Архив статей:

00:02 26.04.2011| Земляки | Версия для печати

Солдаты Чернобыля

26 апреля 1986 года в 1 час. 23 мин. ночи произошел взрыв в четвертом блоке Чернобыльской АЭС. По официальной версии, он был тепловым. В реакторе по каким-то причинам скопился пар, резко поднялось давление. Оно и разрушило энергоблок.

По неофициальной – четвертый энергоблок был экспериментальной лабораторией по производству оружейного плутония. Этим и объясняются те катастрофические последствия аварии, на ликвидацию которой была брошена вся великая страна.
Ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС насчитывалось тогда 650 тысяч, среди них нижегородцев – 5500 человек. Сегодня в России их осталось около 250 тысяч, нижегородцев – 3823 человека.
В числе ликвидаторов были и многие балахнинцы. Люди ехали кто по приказу, кто добровольцем. И никто не думал об опасности пребывания в зоне радиационного заражения. Прошло 25 лет, но «черная звезда Полынь» продолжает собирать людскую дань. Многие ликвидаторы умерли, остальные остались инвалидами.
След Чернобыля остается и в судьбе нашего земляка, простого русского мужика из деревни Каданово Ивана Константиновича Горохова.
Родился Иван в деревне Чуркино, учился в СПТУ №32, получил специальность электрогазосварщика. В армию ушел по спецнабору. Сначала его хотели отправить в Афганистан, но в этот раз судьба была благосклонна к солдату, Иван получил другое назначение – Чехословакия, центральная группа войск, секретный узел связи. Два года службы пролетели быстро, в 1984 году Иван уже работал на стройке в д. Шалимово. Появилась семья, рос сын.
А 6 мая 1986 года произошли события, разом перевернувшие всю его дальнейшую жизнь. В 11 часов вечера в дом к Гороховым прибежал посыльный из Замятинского сельсовета. За ним должен был с минуты на минуту прибыть офицер из районного военкомата. Дело в том, что у Горохова была достаточно редкая военно-учетная специальность – связист-секретчик. И именно 6 мая в Балахнинский военкомат пришел приказ о призыве на воинскую службу из запаса связистов, дизелистов и поваров. В ночь на 7 мая у военкомата скопились сотни людей, ждущих отправки в неведомое. Тогда никто из них не знал, что они станут ликвидаторами радиационной аварии.
Иван попал в первую же отправку. К утру был под Дзержинском, в одной из инженерных частей.



Солдаты – “партизаны”, а именно так их и называли, успевшие уже отслужить срочную службу, сами оборудовали себе грузовик-вагон под жилье.
9 мая “литерный” состав был на границе с 30-километровой зоной отчуждения. 10-го уже приступили к работе. Почтовый адрес был таким: село Ораны, а место дислокации – село Дитятки.
Горохов был в составе роты связи Сормовского полка 26-й химической бригады (г. Кинешма).
Он обеспечивал оперативную связь, дежурил на радиостанциях. А потом пришел приказ – каждый должен отработать непосредственно на атомной станции. Была сформирована стройгруппа, в которую был зачислен и Горохов. Команда бетонировала подвал между вторым и третьим блоком, делала опалубку, снимала верхний слой грунта вокруг третьего блока. А затем в два слоя солдаты укладывали бетонные плиты.
Приходилось связистам и отмывать от радиации брошенные села. Для чего, Иван до сих пор понять не может. Ведь там и сейчас жить нельзя. Почему тогда надо было рисковать солдатами, заставлять их набирать лишние рентгены?
А связистам еще приходилось передавать оперативную информацию, собранную химиками-дозиметристами.
Домой Иван собрался 13 июля. В военном билете у него стоит набранная доза 20,13 рентген. Цифре этой он не верит. Так как работали наши ребята “за палочки”. Допустимая доза – один рентген в день – одна “палочка”. Ребята приезжали на объект, разведчики мерили дозу излучения. Допустим, было на почве 3 рентгена, значит, работать можно не более 20 минут. После этого меняли белье, отмывались и возвращались к месту дислокации в свой лагерь.

Вспоминая былое, Иван говорит, что никакого страха у него и его товарищей не было. Люди просто не понимали, чем страшна радиация. Из защиты были только респираторы “лепесток” и все. Датчики суммирования рентген выдали только к середине командировки. Радиацию определяли по першению в горле и непонятному кашлю. Конечно, нельзя сказать, что солдаты-“партизаны” были совсем брошены на произвол судьбы. Им и таблетки с йодом регулярно раздавали, и концертные бригады для поднятия боевого духа вызывали, и фильмы патриотические показывали. Не любит Иван рассказывать об этой командировке, уж слишком много в первые месяцы после аварии было принято бездумных решений. Как-то в химбригаду явился тогдашний министр обороны генерал Соколов. Войска выстроили на плацу у самой атомной станции. Зачем строили сотни солдат и офицеров рядом с прямыми источниками радиации? Зачем гнали на станцию мальчишек-срочников? Зачем выгоняли их на ежедневную зарядку по радиоактивному полю? Нет ответов на эти вопросы у Ивана.
Прошли годы, выросли дети. Иван стал ветераном МВД, проработав пожарным. Трудится он и сейчас, охраняет один из резервных объектов Министерства обороны РФ. Конечно, Чернобыль не мог не сказаться на здоровье Ивана Константиновича. Болят ноги, бывают приступы слабости, но он мужественный человек. Когда служил в ПЧ-7, был лучшим спортсменом. И сейчас он продолжает вести активный образ жизни, любит с сыном побродить с ружьями по любимым угодьям, а на подворье держит скотину.

Беспокоит Ивана будущее, он считает, что государство могло бы и повнимательнее относиться к ликвидаторам-чернобыльцам, оказывать им более действенную поддержку. Сейчас И.К. Горохову 47 лет, но на достойно оплачиваемую работу, кроме охранника, его не берут. Как только узнают в отделе кадров, что он ликвидатор, следует отказ. В чем причина, ему не объясняют, хотя и так все ясно.
Сегодня, в связи с 25-летием аварии на ЧАЭС, впервые по всей России пройдут памятные мероприятия. Возможно, правительство примет дополнительные решения, чтобы обеспечить жизнь чернобыльцев на достойном уровне.

В. МАРУНИН
На снимках: И.К. Горохов; ликвидаторы аварии.
Фото А. РОДИОНОВА
и из личного архива И.К. Горохова

Поделиться:


* вверх страницы *
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


НАЦПРОЕКТЫ
Глеб Никитин провел рабочую встречу с главой Российского экологического оператора Денисом Буцаевым
Нижегородцев приглашают к участию во Всероссийской акции по сбору макулатуры #БумБатл
Нижегородских социальных предпринимателей приглашают принять участие в межрегиональном форуме «Добрый бизнес»

ПРОЕКТЫ РБ
Видеоприложение


Литературная страница
АрхивРекламодателямО газетеПодпискаПолитика ОПДКонтакты
© МБУ "Редакция газеты "Рабочая Балахна"
При перепечатке материалов c сайта гиперссылка Рабочая-Балахна.РФ обязательна