ГлавнаяАктуальноГубернияЗемлякиАвтопанорамаОбразованиеКультураПравославиеЗдоровьеСпортПравопорядок
СОЦСЕТИ

СТРАТЕГИЯ

МЫ ВМЕСТЕ

СТРАТЕГИЯ

ПАМЯТКА

CЛУЖБА ЗАНЯТОСТИ


ОФИЦИАЛЬНЫЕ САЙТЫ
Официальная группа газеты "Рабочая Балахна" ВК
Официальный сайт администрации Балахнинского района
Официальная группа администрации Балахнинского района ВК
УСЗН Балахнинского района
Балахнинский музейный историко-художественный комплекс
Отдел вневедомственной охраны г. Балахна
Городской портал Балахна.РУ

Добро пожаловать на сайт газеты "Рабочая Балахна" (16+)


Архив статей:

22:19 4.05.2012| Земляки | Версия для печати

Мы учились под бомбежками. Военное детство в оккупации

Марина Федоровна ТКАЧЕВА живет в Правдинске, преподавала в школе №11. Когда началась Великая Отечественная война, ей было 12 лет. Вот что рассказывает об этом времени Марина Федоровна:

- Я родилась в г. Клин 30 октября 1928 года, где наша семья жила до войны. Это около 80 километров от Москвы. Клин имел большое значение для страны. Во-первых, это крупный промышленный город. С началом войны многие заводы были переведены для военных целей: выпускали снаряды, медицинскую аппаратуру, станки. Во-вторых, Клин являлся связующим звеном между Москвой и Ленинградом. Через город проходили Октябрьская железная дорога, шоссейная магистраль Москва - Ленинград. В 60 км находится город Калинин (Тверь).

Естественно, немцы стали бомбить наш город. Первые бомбы были сброшены уже в августе 1941 года в районе железной дороги, но они попали не на само полотно, а в откос. Одна бомба даже не взорвалась. Дети бегали смотреть на неё и котлован от её падения. Но очень сильная бомбёжка была 29 октября 1941 года. Бомбили мост - переправу через реку Сестра. Это было утром в 9 часов, народ шёл, кто на работу, кто на учёбу. Бомбёжка была ужасная. Когда немецкие самолёты перестали сбрасывать бомбы, то начали расстрел людей с бреющего полёта. В эту бомбёжку попала и я. Лежала посреди шоссе, поэтому и осколки, и пули долетали свободно.

Получила тяжелое ранение живота, обеих ног (осколки до сих пор сидят во мне) и лёгкое ранение в голову, в обе руки. В результате этой бомбёжки было убито и ранено более 700 человек, разрушены здания. Но главное, что мост уцелел, и транспортное сообщение Москва - Ленинград не было прервано.
А фронт уже приближался к городу. И нас, раненых, после операции срочно выписывали из больницы, так как начали поступать раненые с фронта. Фронт был уже в семи километрах от города, когда мама забрала меня из больницы и увезла в деревню Слобода, за 30 километров от города. Разместили нас в сельской школе: кому достался угол, кому - середина класса.

Деревня считалась занятой немцами, но немцев первое время не было, зато заходили наши солдаты, которые отстали от частей. Это было очень опасно и для них, и для нас. В деревне был предатель, и военных всё-таки схватили и расстреляли.
Город Клин переходил дважды из рук в руки: то немцы занимали Клин, то наши освобождали город. В конце ноября 1941 года город был полностью освобождён. При отступлении немцы пришли в нашу деревню все перемёрзшие, потрёпанные. Нас, жителей школы, всех согнали с постелей, со своих мест. Моя мама упрашивала немцев не трогать меня, так как я не могла ни стоять, ни ходить, но они очень агрессивно были настроены.

На моё счастье, к немцам пришёл офицер. Мама обратилась к нему, немец говорил по-русски. Он приказал меня не трогать. Ушёл, затем вернулся и принёс мне какую-то таблетку и шоколадку. А маме сказал, чтобы она никому об этом не говорила. Повидимому, это был антифашист. Только сказал: «3а что страдают дети?» Эта таблетка мне очень помогла. Вскоре раны стали заживать. Я на всю жизнь запомнила этого офицера. Он ведь рисковал собой, когда приказал немцам не трогать меня, когда приносил лекарство.

Иногда, когда мы жили в Слободе, пролетали советские самолёты, сбрасывали листовки. Мои братья бегали собирать их, потом все собирались вокруг лампы и читали вслух, узнавали правду о положении дел на фронте. Это вселяло во всех надежду на освобождение и нашу победу. Летом, когда все отдыхали, мы, дети, которые не могли ходить в школу зимой, учились и сдали экзамен за 6 класс.

Я пошла в 7 класс, учились под бомбёжками: «тревога» - мы бежали в подвал, дают «отбой» - мы снова садимся за парты. В 8 классе нас стали отправлять на военный завод в Мытищи, в Тушино. Но меня комиссия не пропустила, так как ещё не совсем зажили ранения. Я осталась дома. А ребята были мобилизованы. А было-то нам всего по 14 - 16 лет.
Тяжело вспоминать всё это. И невозможно представить, что пережила моя мама, имея на руках пятерых детей, причём я - совсем неподвижная. А раны мои до сих пор дают о себе знать, болят ноги, быстро устают. Два осколка так и остались в ногах.

В 1951 году я окончила Московский педагогический институт. Вышла замуж за военного. Его направили работать в Балахну. Здесь я стала работать в школе №11.

Фото А. РОДИОНОВА
У памятника мемориала на Комсомольской площади. В карауле - учащиеся школы №11.

Поделиться:


* вверх страницы *
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


НАЦПРОЕКТЫ
Глеб Никитин провел рабочую встречу с главой Российского экологического оператора Денисом Буцаевым
Нижегородцев приглашают к участию во Всероссийской акции по сбору макулатуры #БумБатл
Нижегородских социальных предпринимателей приглашают принять участие в межрегиональном форуме «Добрый бизнес»

ПРОЕКТЫ РБ
Видеоприложение


Литературная страница
АрхивРекламодателямО газетеПодпискаПолитика ОПДКонтакты
© МБУ "Редакция газеты "Рабочая Балахна"
При перепечатке материалов c сайта гиперссылка Рабочая-Балахна.РФ обязательна