ГлавнаяАктуальноГубернияЗемлякиАвтопанорамаОбразованиеКультураПравославиеЗдоровьеСпортПравопорядок
СОЦСЕТИ

СТРАТЕГИЯ

МЫ ВМЕСТЕ

СТРАТЕГИЯ

ПАМЯТКА

CЛУЖБА ЗАНЯТОСТИ


ОФИЦИАЛЬНЫЕ САЙТЫ
Официальная группа газеты "Рабочая Балахна" ВК
Официальный сайт администрации Балахнинского района
Официальная группа администрации Балахнинского района ВК
УСЗН Балахнинского района
Балахнинский музейный историко-художественный комплекс
Отдел вневедомственной охраны г. Балахна
Городской портал Балахна.РУ

Добро пожаловать на сайт газеты "Рабочая Балахна" (16+)


Архив статей:

15:23 24.06.2016| Земляки | Версия для печати

Памятная фотография

Свои воспоминания о Балахне военной поры нам прислала из Москвы кандидат медицинских наук Н.М. Бармина (Степанова).

Нина Михайловна окончила школу №6 г. Балахны в 1942 году, через пять лет - медицинский институт в г. Горьком. Она работала в Балахне, Горьком, Москве. Автору – 91 год.

Написать воспоминания ей помогала Л.А. Серых. Людмила Андреевна окончила школу в Москве. По образованию она менеджер (управление недвижимостью) и преподаватель обществознания, в настоящее время сотрудник Российского государственного социального университета.
Вот что написала Нина Михайловна в своем письме: «Моя слепота не позволяет мне самостоятельно изучать материалы и записывать то, что считаю актуальным и интересным. По этой причине данная статья была написана в творческом сотрудничестве с Л.А. Серых, которая изучала архивные материалы и записывала мои мысли и воспоминания. Людмила Андреевна также использовала их для своей выпускной дипломной работы, посвященной той далекой поре государства, которого уже не существует, но осталось у нас в памяти».

За все десять лет обучения в школе у Нины Михайловны Барминой (Степановой) сохранилась только одна фотография 1939 года – 7 «е» класса школы №6 г. Балахны.



* * *

Лишь немногие ученики, изображенные на фотографии, продолжили свое образование в нашей школе. Многие из тех, кто на фото, окончили обучение и поступили в техникумы для получения среднего профессионального образования. А десятый класс закончили всего несколько человек, изображенных на фотографии. О судьбах многих моих одноклассников мне ничего неизвестно. К сожалению, я потеряла связь со своей родной школой.
При описании этой фотографии я бы хотела начать с моей подруги Майи Гомозовой (на снимке вторая слева в верхнем ряду). Она была очень незаурядным человеком.

Майя всегда была независима в своих суждениях и поступках. Однажды мы писали сочинение на тему «Кто кем хочет стать». В то время мальчики хотели быть моряками, танкистами, летчиками и геологами. А девочки врачами и учителями. Никому и в голову не приходило мечтать о профессии юриста, экономиста или чиновника, как сейчас. В газетах и по радио каждодневно сообщалось о новых трудовых подвигах в разных областях жизни страны. Лучшие сочинения обычно учитель читал нам вслух. Майя была отличницей, но на этот раз ее сочинение не читалось. В нем было написано кратко и убедительно: «Кем я буду, про то я знаю, а остальным до этого дела нет».

Мы дружили с Майей Гомозовой, когда нам было лет 12-15. Она приходила к нам домой, где мы бесконечно разговаривали о наших «секретах» и засиживались на теплой русской печке допоздна. Она подарила мне собаку Джека – щенка, и он многие годы был моим преданным другом, с тех пор я очень люблю собак.
Однажды отец подарил мне роскошный по тем временам альбом. В нарядной шелковой обложке, на которой была изображена символика того, что было в приоритете (спорт и труд). У девочек было принято вести такие альбомы, в которых их друзья писали свои, а в большей части чужие стихотворения.

«На память Нине.

На последней страничке альбома
Оставляю я память свою,
Чтобы милая девочка Нина
Не забыла подругу свою.

От Майи Г. 10/III - 39г.»



В этом альбоме оставили свой след также Аня Кара-сева, Мария Полякова, Юля Кузнецова, оставили рисунки Юра Мамонов и мой брат Женя.

Когда началась Великая Отечественная война, мы окончили девятый класс. Я и мой брат сразу после окончания учебного года уехали в Москву по приглашению тетки (сестры матери). Наше московское пребывание прервала война. Мне и брату, как и другим гостям Москвы, было предписано покинуть столицу в течение 24 часов.
Занятия в десятом классе начались в колхозе за Волгой. Но с нами уже не было моей подруги Майи Гомозовой. Она добровольно ушла в армию санинструктором.

Войну почувствовали сразу. Десятые классы отправились на сельхозработы. Там мы научились жать картофельную ботву, а после этого занялись уборкой урожая картофеля. И были сыты. Нам давали по пол-литра молока в день, и мы могли есть сколько угодно картошки. А когда вернулись в школу, и начались занятия, нам давали во время большой перемены по 50 грамм хлеба. Некоторые мальчики бросались шариками хлеба, а я про себя думала, с каким бы удовольствием я съела этот хлеб, но попросить не могла - самолюбие не позволяло.

В Балахне появились эвакуированные, продукты стали продавать по карточкам. Многие отправлялись за Волгу, чтобы обменять на картошку какие-то вещи. Не один раз и я отправлялась с этой целью в деревни с братом или со знакомыми, бывало зимой по замерзшей Волге с саночками.
Перед отправкой на фронт в городе формировались воинские части. Некоторые командиры снимали «углы». Мы тоже предоставили тогда свой «угол» И.А. Куприянову. Он платил нам хлебом. Мы - мама, брат и я - занимали тогда одну комнату в коммуналке. Сейчас мне трудно представить, как мы могли выделить «угол» нашему постояльцу, но нужда заставила. Майя отправилась на фронт с частью, в которой служил Иван Андреевич Куприянов.

В городе соблюдали светомаскировку на случай воздушной тревоги. Были сооружены убежища, глубокие траншеи, сверху покрытые досками и землей. Иногда ночью завывали сирены, и диктор предупреждал: «Воздушная тревога».
Обычай вести такие альбомы было принято еще во времена А.С. Пушкина. Многие отрывки своих произведений он писал в подобные альбомы.
Первой, кому я дала альбом, была Майя Гомозова. Она оставила след в своей обычной манере поступков и суждений. Она не начала альбом, а закончила (отметилась не на первой странице, как я бы того хотела, а на самой последней).

Многие девочки, окончившие школу раньше нас, проходили курсы военной подготовки и уходили на фронт.
Я переписывалась с одним из своих одноклассников М. Шкапиным и с лейтенантом И. Куприяновым. На всех письмах-треугольниках с фронта стоял штамп «Просмотрено военной цензурой».
Можно было только догадываться об ужасах войны, когда в письме И. Куприянова были слова «погода здесь верховая и низовая». А однажды он написал: «Майи больше нет». Через некоторое время стало известно, что Майя посмертно награждена орденом.

В 44-м году я получила треугольник с незнакомым почерком. Товарищ (однополчанин) М. Шкапина сообщал, что он погиб.



Миша Шкапин служил на Северном флоте, на катере «Морской охотник». К 70-летию Дня Победы я включила его в состав «Бессмертного полка».
После окончания десятого класса все ребята ушли защищать Родину. И уже после войны в Балахне я встречала Николая Шиханова и Леонида Шеронова, они были моряками. Шиханов поступил в Горьковский университет, а Шеронов учился в морском высшем учебном заведении в Ленинграде и был сталинским стипендиатом. А еще я встречала Алексея Веселова, он вернулся с войны без ноги.

Вернулись с войны наш бывший староста Иван Цикунов, а также Николай Щербаков, Павел Гусев, Николай Свининков и Юрий Мамонов. Однажды в Балахну приехал Сергей Гноринский, ставший врачом в Пятигорске. А еще в школе этот Сережа Гноринский и Валя Фиалковский были моими «врагами», они постоянно мне «угрожали» (дергали за косы и так далее). Однажды я пожаловалась на них отцу, надеясь, что он защитит меня от этих угроз, но он сказал: «Нина, учись защищать себя сама». И я поступила очень коварно. Когда С. Гноринский в очередной раз махал передо мной кулаками, я поставила перед ним ручку (она была острая, перьевая), и он на нее наткнулся. С тех пор мальчики перестали меня преследовать и даже приглашали к себе на елку.



К елкам мы начинали готовиться с ноября. Большинство елочных игрушек и гирлянд делали сами. Мы использовали бумагу и картон, а так же яичную скорлупу, выдувая содержимое.
Многие наши девочки (мои одноклассницы) поступили в Горьковский медицинский институт, кроме меня врачами стали Тамара Балыкина, Антонина Гущина, Вера Полтанова, Евдокия Рогова и другие. Вера Полтанова была воспитанницей детского дома, который помог ей окончить институт.

Но возвращусь снова к фотографии, где изображены мы – семиклассники. Самый большой озорник и самый вредный мальчишка в нашем классе был задира и драчун Володя Губанов. Девочки его боялись, и однажды мы решили его проучить. Мы уговорили Машу Маховикову, очень сильную девочку и лучшую гимнастку в нашем классе, наказать Губанова, что она и сделала весьма успешно при его очередной попытке кого-то обидеть.
Я помню добродушного и ленивого Мишу Емелина. И случай, когда мы на глазах нашего добрейшего учителя географии Александра Михайловича Денницина помогали Емелину ориентироваться по географической карте.

На снимке в первом ряду (слева направо) сидим я (четвертая) и Нина Чернигина (вторая). Задиристые и вредные девчонки, которые не давали спокойно жить самому большому и спокойному ученику Вячеславу Медведеву. Он покорно переносил наши «издевательства» и оставался также несокрушимо спокоен.
Самым строгим учителем был преподаватель физкультуры Виктор Васильевич Миронов. Мы сначала сдавали нормы БГТО (будь готов к труду и обороне). И тогда для нас было делом чести пробежать определенное время или превзойти норму. Бег на 100 метров, прыжки в длину и высоту, метание гранаты, ходьба по буму - бревну, занятия на брусьях, на турнике и бег на лыжах.

Я боялась физкультуры и никогда не имела особых успехов, но нормы сдавала. Особенно мучительным для меня было метание гранаты. Я левша, но еще в детстве меня научили писать правой рукой. Возможно, левой рукой я сразу бы сдала норму по метанию гранаты, но быть левшой в то время было «не престижно» и даже стыдно. И я дома усиленно тренировала правую руку, бросая гранату и, наконец, сдала норму.

А еще мы сдавали нормы по ПВХО (противохимическая оборона). Изучали устройство противогаза, участвовали в состязаниях по скорости укладывания и извлечения его из сумки в случае объявления тревоги. Здесь у меня были успехи. Однажды зимой в противогазах мы ходили в поход до ст. Лукино. Было трудно, но мы это выдержали. В результате всех наших усилий мы получили значки БГТО и ПВХО.
Балахна – провинциальный город, в который ссылались люди, чем-то не угодившие тогдашней власти.

В нашей школе был хор. Хором руководил бывший профессор Горьковской консерватории Сергей Алексеевич Сидякин.
В самой первой песне, которая исполнялась на всех школьных вечерах, были такие слова:

«Сталин – наша слава боевая,
Сталин – нашей юности полет,
С песнями борясь и побеждая,
Наш народ за Сталином идет».

Тогда было очень много красивых и мелодичных песен. Они и сейчас иногда звучат по радио, это песни к кинофильмам: «Дети капитана Гранта», «Веселые ребята», «Свинарка и пастух» и другим.
В школе проходили вечера самодеятельности. Красиво пел неаполитанские песни Александр Жижин, хорошим певцом был Борис Чуфаров. Ставили сцены по произведениям А.С. Пушкина «Борис Годунов» и «Цыгане». Мы все были самодеятельными артистами.

Особенно запомнился мне один из зимних костюмированных вечеров. На нем первое место заняла группа учеников в стилизованных костюмах, изобразивших композицию из шахматных фигур. В бумажных цепях шли плененный шахматный король со своей королевой, а вел их победитель – Ботвинник. (М.М. Ботвинник -первый советский чемпион мира по шахматам). На том вечере мы с Машей Поляковой заняли второе место, изображая Татьяну Ларину и ее мужа - князя Гремина из романа «Евгений Онегин».

Несмотря на много минувших лет, моя родная Балахна остается для меня лучшим городом на земле. Потому что это город детства и юности.
Добрая память павшим за Родину!

Н. БАРМИНА (Степанова)
Л. СЕРЫХ
Фото из архива Н. Барминой (Степановой)

Поделиться:


* вверх страницы *
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


НАЦПРОЕКТЫ
Глеб Никитин провел рабочую встречу с главой Российского экологического оператора Денисом Буцаевым
Нижегородцев приглашают к участию во Всероссийской акции по сбору макулатуры #БумБатл
Нижегородских социальных предпринимателей приглашают принять участие в межрегиональном форуме «Добрый бизнес»

ПРОЕКТЫ РБ
Видеоприложение


Литературная страница
АрхивРекламодателямО газетеПодпискаПолитика ОПДКонтакты
© МБУ "Редакция газеты "Рабочая Балахна"
При перепечатке материалов c сайта гиперссылка Рабочая-Балахна.РФ обязательна